творческое объединение NEANE Records - электронная музыка, космическая музыка, эмбиент, нью-эйдж | CD, DVD, mp3 | концерты
  навигация по сайту :        Blog   Forum   E-mail   Андрей Климковский   Community   Ed
NEANE RECORDS > медиа > Статьи, обзоры, рецензии, комментарии о нас  


И снова 'sad & soli music'

sad & soli music

          История создания любого музыкального альбома не может быть рассказана в течении того времени, пока играет пластинка. Этому может быть посвящена целая книга, а может и ее будет мало, так как за зеркальной плоскостью лазерного диска порой прячется целый мир без границ и аналогов. Я бы с удовольствием почитал бы книжку посвященную «Magic Fly» или «Kojiki», «Rendez-vous» или «Planets». За книжку о «Connecting Flight» отдал бы очень многое, а книжку об «If I Could Fly Away» перечитывал бы каждую неделю…

          Но подобных книг не написали. Не выпустили. Не говоря уже о переводе на русский язык.

          Поэтому, напишу маленькую статейку об истории создания одного из моих собственных альбомов - 'sad & soli music'. Не потому, что он того стоит или не стоит, а просто есть что о нем написать и, мне кажется, это будет интересно кому-то в этом разделе форума.

          Это не реклама и не похвальба. В этой статейке Вы не найдете призыва его послушать или купить. Я постараюсь изложить собственное отношение к проделанной работе, ответить на те вопросы, которые я хотел в свое время видеть в числе заданных мне. Здесь будут приведены только известные мне самому факты, технические и житейские подробности связанные с записью альбома и тем временным периодом, в который все это происходило и не могло не отразиться на музыке и ее воплощении.

          Лишний раз обращу внимание читателей на мое искреннее желание ничего не выдумывать и не приукрашивать действительность. А так же не сгущать краски.

          И так, поехали потихоньку.

          Идея создания подобного альбома возникла достаточно уже давно. Где-то в районе 1999-2000 годов я в очередной раз задумывался над своими будущими проектами. В основном думал о тех, где не будет надписи «Климковский» на обложке. К этому всемени у меня уже были два таких проекта. Один – «Astral Journey», другой – «ALEALA». Их многие слышали и знаю, о чем я говорю, а поэтому не буду объяснять, что это такое, а лишь замечу, что мне хотелось чего-то в том же духе.

          Параллельно с продумыванием/проигрыванием музыкальных форм разрабатываемого проекта я продумывал его название и никак не мог к чему-то склониться и придумал вариантов, может, где-то пять. Сейчас все уже не помню, а те, что помню приводить не буду. Вдруг ими придется еще воспользоваться, а ведь это, как-никак сейчас называется модным словом 'брэнд'. Важно лишь, что все они не подошли под неуловимую, скрывающуюся где-то в подсознании идею проекта.

          На самом деле для меня очень важно обозвать каким-либо словом то, что я собираюсь сделать. Если я смог придумать название, значит я осознал идею умом и теперь точно знаю за что мне хвататься, какой включать синтезатор и с какой звуковой волны начинать писать музыкальное полотно, хотя вести работу за собой будет опять подсознание, но работа-то ведется и на «физическом плане», а значит нужна помощь разума, хотя бы как «диспетчера всех аналитических служб».

          Уже не так активно, но время от времени, я старался решить проблему графически и нарисовать обложку к альбому. И их тоже набралось несколько. Все были «ни то, ни се».

sad & soli music

          В общем, я совершенно не спешил. И находился в первой своей депрессии в середине 2000 года после ряда неудач. Нескольких интересных, но провальных концертов, а так же выпуском альбома «Алые паруса», который оказался для меня подобным короткому замыканию для батарейки. После недельной записи альбома, в течении которой я еще и написал его почти весь, моя ЭДС восстанавливалась крайне неохотно. И в течении года мне не удавалось собраться с мыслями и сделать что-то конкретное/законченное.

sad & soli music

          Но я думал, размышлял, анализировал, делал выводы.

          Весной 2001 года мне пришлось отвлечься от дум и размышлений на эту тему. Я был связан некоторыми обязательствами с некоторыми людьми, которым давно уже был должен предоставить финальный релиз – «Astral Journey – 2 ‘Путешествие на восток’». И мысли мои переключились в это направление, так как надо было торопиться, а у меня не было даже «беты».

          Мало кто знает, что в тоже время идея создания того, что сейчас называется «HEAVEN» volume-I: «sad & soli music» стала раздваиваться и множиться на другие проекты, один из которых был даже проанонсирован. Робко и почти незаметно. Ровно с недельной разницой от даты презентации «второго астрального» в магазине «Путь к Себе», на 5 мая 2001 года в культурном центре «Белые Облака» была назначена презентация альбома «Люди-Птицы». Написанного музыкального материала для этого альбома хватило бы на сам альбом и двойной макси-сингл к нему практически без повторения тем. Моей дурости хватило на попытку повторения «короткого замыкания» образца 2000 года. Но, естественно, я с этой задачей не справился и в «Белых Облаках» прошла повторная презентация – «Astral Journey – 2 ‘Путешествие на восток’».

sad & soli music

          К «Птицам», я почему-то так и не вернулся, хотя они вот-вот должны были реализоваться. Во всяком случае, в «бетах» было все.

          Я вернулся к «sad & soli music», но гораздо позже, уже после внезапно, но с помощью Вячеслава Куликова родившихся «DreamOcean»-ов, «Star triangle», проходившей несколько лет беременной «Северной короны» и макси-сингла «All Oscillators ON», родившегося недоношенным, но резвым.

          Но даже не так скоро. И не так интенсивно, как это обычно бывает с альбомами Климковского – трах-бах – готов альбом. Я делал новые наброски, сохранял на синтезаторные дискеты и благополучно забывал, куда и что сохранял, так как был в большей степени занят текущей и трудоемкой работой. В процессе сбора этих музыкальных мыслей, что называется между этим всем, прошли несколько крупных концертов, в том числе и в других городах, несколько попыток выдать «на прилавок» что-то новое, так как «межальбомный» период опять начал затягиваться, а я вновь впадать в депрессию.

          При этом приближалась хорошая такая «катастрофа» для моего творчества – смена места жительства, переезд в Подольск по семейным, что называется обстоятельствам. Те, кто имел честь занимать жилищными проблемами, знают, насколько это муторное во всех отношениях дело. Притом еще, что я оказался очень консервативным и инертным человеком в отношении организации своего творческого труда. Для меня порой бывает просто трудно продолжить работу, если со времен моего предыдущего занятия на рабочем месте что-то изменилось… Например, кто-то передвинул мой синтезатор. Немного, всего сантиметров на пять… Для меня это могло стать камнем преткновения. За годы работы с музыкой я нащупал те положения синтезатора, подставки для него, высоту клавиатуры, укладку проводов и степень приоткрытости шторы окна за которым тянется «Битцевский лесопарк» и ясными вечерами видно как медленно садится Солнце…

sad & soli music

          Изменения всего этого казались мне угрожающими и мне крайне хотелось закончить этот альбом еще до переезда. Тем более, что какой-то материал уже подобрался.

          Бета-версия первой композиции этого альбома с дежурным названием (альбома) «музыка грусти и одиночества» еще не имеющая даже устоявшего названия была представлена на концерте «Музыка Звезд - III» 26 октября 2002 года в Музее Истории Земли. Нет, не в живом исполнении, конечно. Она звучала фоном перед концертом.

          Мне было крайне приятно, что после концерта сразу несколько человек подошли к столику с компакт-дисками и задали один и тот же вопрос – «Что звучало перед, и можно ли это купить?»

          Вот я медленно, но верно подошел к описанию музыки.

          Первая композиция альбома – «sadiLand». Название трансформировано из одной неудачной версии названия всего проекта. Родилась она как-то ночью. Я копался в своем Корг М1. Уж казалось бы за столько лет можно было бы перекопать его весь, тем более, что я только эти и занимался. Но вот неожиданно для самого себя я обнаружил новое, ранее не случавшееся с этим синтезатором звучание.

          Не хочу преувеличивать революционность найденного. Разумеется вся новизна найденного заключалась в малозаметных неподготовленному уху ньюансах, некоторые из которых проявлялись лишь при специальных приемах звукоизвлечения, когда палец оказывал излишнее давление на клавиатуру и включались назначенные на «aftertouch» (дожатие клавиши) изменения тембра, которые проходя сквозь эффект-процессор синтезатора успевали складываться со звуком извлеченным доли секунды ранее создавая интересные интерференции и неуловимо трансформирующиеся тембральные суммы.

          Я был зачарован найденным звучанием и повторял его вновь и вновь меняя приемы звукоизвлечения, нотные интервалы ритмику в нажатии клавиш, тональности и степень обработки и эффектами и их характер.

          Время от времени я включал секвенсор. Записывал то, что получалось. Потом не сохраняя стирал. В какой-то момент я остановился и решил сохраниться, прослушать. Так было однажды. Прослушанный вариант меня на этом этапе удовлетворил и именно эта версия прозвучала , как я выражаюсь «на концерте в день террориста».

          Она была одноканальной. Не в смысле «стерео/моно». Я все сыграл двумя руками записав партию в один трэк секвенсора из восьми возможных. То есть на один миди-канал. То есть используя всего один тембр.

          Такого минимализма со мной ранее никогда не случалось. Я решился публично продемонстрировать такую простую музыку. Но она меня устраивала в тот момент, а когда я стеснялся своего творчества?

          Позже я решил, что этого все же мало и использовал еще один канал Корга М1. На него был назначен не новый, а давно, со времен второй «Музыки Небесных Сфер» известный моим слушателям тембр разработанного мной «синусоидального электро-пиано». Он был не нов, но очень подошел, особенно вкупе со сформированной секцией эффектов.

          И это была вторая «бета». Не буду писать как долго я с ней возился. Это уже не интересно. Важно, что и она меня не устроила пока не засев в Cool Edit Pro, я не записал пять каналов чисто компьютерных цифровых шумов, не сложил их с музыкой и не смикшировал в несколько заходов.

          Возможно кого-то заинтересует тот факт, что какое-то время слой этих шумов жил собственной жизнью. Он использовался в качестве заставок на концертах «Два Океана» и «Эволюция», а так же звучал в антрактах подобно самостоятельной композиции.

          Если Вам кто-то скажет, что Климковский брезговал таким стилем как «нойз», вы будете знать, что это не совсем правда…

          В тот же период времени родилась вторая композиция альбома - «leavingPain». В альбоме она звучит последней и так же получила свое название в самый последний момент непосредственно перед релизом альбома. А до этого она именовалась мной «композиция №8 для альбома ‘музыка грусти и одиночества’».

          Для Климковского подобная музыка банальна и около №8 я написал много чего, но мое настроение было таким и я писал тогда именно это. Я хотел опять минимализма. Что бы она не сильно отличалась от №1, и что бы не сильно заморачиваясь закончить альбом, которого так давно уже хотелось и слушатели заждались, плюс, грозил Подольск.

          Но как всегда не удержался и накрутил несколько больше, чем планировалось. И с этого момента стилистика альбома начала разворачиваться прочь от минимализма. Появилось больше партий, вошла ритмика, барабаны и даже интонация положенного шума моря получилось совсем иной по сравнению с №1.

          Меня это не разочаровало. Я планирую стиль порой годами, а потом в месяц записи все ломаю и делаю наоборот. И без малейшего сожаления о том. Так как не могу жалеть об этом в процессе своего музыкального полета.

          Простите, если кому последние слова показались громкими выражениями. Но я пытаюсь передать ими свое состояние, которое возвращается в последнее время все реже, и може быть просто пытаюсь понять себя, пишу для себя, что бы узнать рецепт того, как оно раньше получалось…

          Третья из придуманных для «HEAVEN» пьес стала еще более сильным побегом от избранного в начале направления минимализма. Я не смогу найти точного выражения для описания стиля. Это мне и не надо. А кому надо, сделают это сами.

          Я же перейду к описанию технических тонкостей.

          Вся композиция основывалась на матрице. Не на фильме, а на таблице – 8 трэков х 90 тактов. Все было распланировано чисто математически. Вся последовательность нот и эффектов (имеется в виду не секция эффектов обработки в синтезаторе, а звукоряд имеющий чисто эффектогенную нагрузку) были выстроены, расчерчены на бумаге исходя их ударивших мне в голову алгоритмов их размещения которые выражались в очередности, периодичности с несколькими сложенными циклами, а так же взаимо- исключениями в случае дисгармонии при неудачном сложении.

          Два канала остались независимыми от этого.

          Центральное фортепиано, партия которого была чистой воды импровизацией в Ля-миноре в которой я постарался не повториться ни одним ходом.

          Партия колокольчиков, которая старалась не мешать этой импровизации и была зависима только от этого.

          Не смотря на столь неожиданные подробности, ничего радикально-нового не получилось. Получился типичный Климковский. Во всяком случае, так кажется самому Климковскому.

          Композиция в «бета»-версии была записана еще перед «Двумя Океанами», но представить в качестве «антрактной» музыки я ее не решился. Вместо этого на том концерте была использована «leavingPain», а так же шумовой слой от нее в известном качестве использования.

          Были еще две заготовки с неопределенными номерами и характерами. Заняться этим я тогда не успел. Был накрыт переездом.

          Переезд в Подольск состоялся 10 января. Все мое студийное обустройство было оставлено на одной из московских помоек в месте с той мебелью и стелажами для коллекции дисков и катушек и самих катушек, которые мы были не в состоянии перевести на новое место жительства.

          Там же остался МЭЗ-62 весом в 140 килограмм, который стал к тому времени совсем неактуален для записи музыки, но именно в его формате были записаны многие мои до сих пор не реализованные сочинения. Что таить, некоторые записи пришлось похоронить… Не успел скопировать…

          Разумеется все самое ценное было перевезено в столицу промышленного подмосковья и на месяцы просто брошено на пол.

          За несколько дней до переезда в моей жизни случилось крайне приятное событие. Вячеслав Куликов купил для студии новый синтезатор – практически последнее слово техники – Korg TRITON. И никакой не LE, а полноценный сэмплер.

sad & soli music

          Разумеется я принял решение продолжать работу над новым альбомом уже на новой технике.

          Кстати, и не в обиду Вячеславу, просто так есть, отмечу и тот факт, что радость от нового синтезатора сменилась во мне и некоторым, достаточно горьким разочарованием с того, что оказывается выпустив 21 альбом и продав много тысяч их копий я не смог заработать себе на новые клавиши в этой стране.

          Я прекрасно понимаю, что надо было взять себя в руки и сказать себе, обмануть себя, сказать, что это не так, не в этом главное…

          Но не смог.

          Это не удивительно, так как среди музыкантов часто встречаются люди повышенной чувствительности ко всему к этому. Может быть именно поэтому к ним снисходит муза, а к другим нет. Ведь не так просто ее услышать.

          Я долго не мог начать работать на нем. Подходил – отходил. Опять походил. Смотрел на него и так и эдак. Пытался как-то его почувствовать его, поговорить, найти общий язык, подружиться… А в голове бешенным пульсом бъется мысль – «он не твой, он не твой, он не твой…»

          Я позволю себе лирическое отступление в сторону темы «на чем писать электронную музыку – на компьютере или синтезаторе?»

          Думаю вы теперь понимаете мою позицию относительно софтовых синтезаторов. Они безусловно нужны, безусловно хороши. И я на них работал и добился чего хотел и рад был этому. Но Не мое это. Не мое! Я не написал, что ничье вообще, просто есть люди для которых реальные синтезаторы не умрут никогда, как бы старомодны они не оказались. Просто когда-нибудь умрут эти люди.

          Вернемся.

          Дальше меня постигло полное фиаско в попытке переложить композицию №4 – ту самую, что имела математические корни и импровизацию на фортепиано, она же потом оказалась передвинута на позицию №5, в попытке переложить ее на супермощный ТРИТОН.

          Как я не бился – не легло. Принципиально другое звучание. Нет и не может там быть звуков аналогичных М1.

          Мне вероятно возразят знатоки синтезаторов, что как же, в пресетах ТРИТОНа уже изначально заложены тембры от М1. Так и называются «ORGAN M1», «SAX M1».

          Я отвечу – враньё от производителя. Возможно, кто-то и сочтет их похожими. Но лично я считаю, что подобное сходство звучания можно считать в лучшем случае весьма отдаленным. А что по мне, так это вообще Луна и Солнце, причем одно другого не лучше.

          Более того, придуманные лично мною уникальные звуки для М1 вообще не поддаются моделированию с помощью ТРИТОНа. Получается совсем другое.

          Если говорить о последующем сведении этого в ТРИТОНе… лучше не говорить. Во всяком случае здесь. Есть для этого раздел соответствующий.

          В общем, появились определенные сложности.

          Я в конце концов остановился на таком компромиссе: все партии кроме фортепиано остались в М1, а фортепиано зазвучало с ТРИТОНа.

          Что говорить, классное у ТРИТОНа фортепиано.

          В таком сочетании все легло, смикшировалось и записалось в виде очередной «беты».

          А я вернулся к своему привыканию к ТРИТОНу. Скажу, что инструмент необыкновенно сложный и начинать работать на нем , даже зная досканально М1, по многим его пунктам пришлось практически с нуля. Все градации бэндера, афтотача, артикуляции всех эффектов, информационная гибкость памяти секвенсора (потом как-нибудь объясню что я имел в виду под этим термином), работа всех до единого контроллеров – все оказалось иным. Я врядли передам словами ту трудность которая возникла при изучении банка форм-волн, ведь их там с пол тысячи, а надо знать все ньюансы звучания каждой волны при любом положении фильтра в любом клавиатурном регистре, да с применением самых разных эффектов в разной пропорции. Только обладая такими знаниями сможешь пользоваться этим инструментом со всей отдачей. И если на подобное изучение М1 у меня ушло несколько лет упорной работы, то ТРИТОН не исчерпает себя и за десятки…

          Всегда в нем найдется что-то неожиданное, новое…

          Но тогда я вообще ничего не знал и пользовался им как дикарь компьютером.

          Тем не менее я написал на нем еще одну пьесу для «HEAVEN».

          Разрушение стиля приняло характер экспаненты – пошло в разнос.

          Это был авангардно-атональный джаз сделанный человеком, который никогда подобного не делал и вряд ли умеет. Композицию слушали кроме меня и домашних 4 человека: Яуза, Роман Калини, Никита Калуцкий, Вячеслав Куликов.

          В общем-то, кроме легкого скепсиса от Яузы, я не услышал о ней ни «Да», ни «Нет». Но подумав отбраковал. Так и валяется на винчестере. Зачем – не знаю…

          Написал еще одну. Уже ближе. Но отбраковал на случай «HEAVEN»-2.

          На этом этапе работа над альбомом временно заглохла.

          Положение спасла покупка еще одного синтезатора – Korg N364.

sad & soli music

          Этот синтезатор уже был не нов и рекламировался Коргом еще в эпоху знаменитого ТРИНИТИ, но по старинке базировался на более старой модели синтеза звука, родственной еще М1. Но со своими усовершенствованиями.

          Этот синтезатор был новый (в смысле не б/у) и мы купили его в A&T Treade за каких-то 740 долларов и это был уже мой инструмент.

          Вот на нем и закипела работа. Как-то почти сразу.

          Правда параллельно с этим пришлось готовится к известному тут концерту «Эволюция», который был приоритетом. А работа над альбомом велась в те редкие бессонные ночи, когда удавалось заставить себя не спать.

          Но мне удалось как то втянуться в ритм, вернуться более-менее к прежней стилистике.

          Характер работы опять базировался на импровизации. Я перетянул в N364 две брошенные заготовки и добился приемлемого звучания. Так родились №2 и №3.

          Что я хотел бы отметить о №2 – «solitaryFlight».

          Правильно, часть ее уже была забита в М1, а дальше-то – обрыв. Обрыв по части того самого фортепиано, которое там все что-то играет, играет, играет….

          Оказалось, ну естественно применительно ко мне, с моей техникой, очень не просто попасть опять в теже интонации и ритмику и дописать эту партию до конца этой почти десяти минутной композиции.

          Но я дал себе слово – никакого квантования в процессе игры.

          Моим девизом в работе стала «полная свобода всех солирующих партий». Причем досталось и барабанам.

          Ту хай-хэт_перкуссию, что вы слышите в композиции я так же бил от души.           Пальцами, как бы имитируя настроение живого барабанщика, но делал это в манере не свойственной себе самому – долго изгонял из себя старые барабаны климковского.

          Но как обычно, различия получились не большие, что, впрочем своего рода плюс для альбома, ведь задумывался он именно как вершина монотонности.

          Другие проявление ритм-секции разумеется по мере возможности множились, копировались, клонировались. Все как я делал раньше. Конечно с последующим внесением изменений, где это требовалось.

          Конечно я не мог не воспользоваться интересными новыми фишками синтезатора.

          Таким в данном оказался «колор-фильтр», который каким-то странным образом поднимает определенные гармоники вероятно обозначенные «кат-офф_фильтром» до жуткого резонанса чреватого серьезными искажениями. Я был осторожен, но видать, недостаточно осторожен.

          При мастеринге, а я открыл в 2001 году для себя новый тип частотной коррекции, вот ей благодаря, при последующем компрессировании всей сведенной "колбасы", они дали о себе знать. Основательно.

          Оказалось, что мой любимый Cool Edit Pro не всегда корректно выполняет это самое компрессирование. Иногда ошибается. И в этот раз ошибся. А я ошибся с удалением «undo» - потерял возможность откатиться назад и перегрузив компьютер повторить операцию.

          Файл оказался серьезно испорчен. Более того. Сведение велось в реальном времени с живым вращением ручек, ползунков на пульте и всего такого и я вполне осознавал, что я не повторю так удачно. Был момент озарения, но прошел. Крутить ручки – тоже искусство.

          Пришлось "ремонтировать" файл. По крупицам, по отдельным точкам на кривой. Этим можно было заниматься миллион часов, но я как всегда – быстрей – быстрей – «Эволюция» не ждет.

          Не хочу, сказать, что я схалтурил. Да. Провозиться можно было и дольше. Но это везде. «Произведение искусства, не может быть законченно, оно может быть брошено» [(с) не помню кто].

          Вот и я определил тот момент, когда пора уже…

          Я считал, что все сделано хорошо. В остатках перегруза по высоким я увидел интересный спец-эффект и даже определенный шарм. Честно говоря, я и сейчас ему радуюсь. Ну нравится этот хитрый звук, ничего поделать не могу…

          Однако у других людей, по отзывам, этот "шарм" реализовался вполне конкретными искажениями в верхнем участке спектра.

          Что можно по этому поводу сказать. Анализ звуковой волны показывает, что в самой волне нелинейные искажения в пределах нормы (хотя что считать нормой? Бытовой хай-фай?). На своей домашней акустике, которую очень ценю, и вертушках “Yamaha CDX-470”, “Yamaha CDX-490”. Нет, не слышу искажения. На музыкальных центрах AIWA NSX-S111 они есть, но не в этом месте, даже не в этой композиции, и не при прослушивании Диска, а при записи на кассету, то есть уже с кассеты…

          Для записи кассет мне пришлось делать отдельный мастер.

          Так что, обращаясь к тем, у кого на второй композиции альбома в двух-трех местах случаются свистящие дела, посмотрите, в каком положении регуляторы высоких частот. Если как у нас принято – то упора, то приберите немного до достижения удовлетворительного результата.

          Хотя, что говорить, действительно огрех в работе.

          Это самый крупный ляпсус в звукорежиссуре этого альбома.

          Но не настолько, что бы отбраковывать весь альбом, как мне кажется.

          Даже одну эту композицию пересводить не стал бы…

          Можете считать это упрямством.

          Следующая композиция, а именно №3 – «privatePrism». Родилась она в меньших муках. Она была признана большинством опрошенных самой проходной композицией альбома.

          К счастью, не всеми. Я в их числе. Я вообще не могу и не должен оценивать свою музыку из таких соображений – то есть определять самую и не самую. Если она заслуживает с моей точки зрения быть в составе альбома, она туда попадает, нет – она попадает в переделку или вообще никуда не попадает.

          Но на что хочу обратить Ваше внимание, то есть мне хотелось бы, что бы Вы обратили свое внимание при прослушивании этой композиции на

1. Импровизационное соло странным пиано-подобным звуком в конце. Оно совершенно непредсказуемо.
2. Партию баса – как живой, но неважно записанный, но все-таки не дискретный.
3. Стринговое развитие, опять же в конце. Оно и оправдывает столь долгое затухание композиции
4. как все это в совокупности развивается перекликается и живет, пусть даже в одной бесконечной тональности.

          Это только предложение. Я не настаиваю на таком порядке оценки, если вообще кому нужна оценка.

          Далее. №8

          Как-то где-то между репетициями «Эволюции» я засел за музыку и сначала ритм секцию, потом тональную структуру и в конце концов все солирующие партии одним залпом. За несколько часов – «бета» готова.

          Дальше оказалось сложнее – оказывается новые синтезаторы имеют свои причуды, чего не было в М1 – неровный ритм при большом наслоении неквантованных партий. А ведь я дал слово не квантовать. Свобода, значит – свобода.

          Но при домашнем прослушивании только Роман Калинин это услышал. Вот что значит Басист. Чувство ритма на месте. Это я смог исправить.

          Правда в другой композиции – уже нет не смог. Так и осталось и это второй "баг" альбома.

          Но слышат немногие. Я приглашал на прослушивание людей с классическим муз-образованием. То, что они сказали о музыке, я здесь намеренно не пишу. А вот ритмических сбивок не услышали. Это странно. Рокеры, Попсовики, электронщики (а вот эти – не все , и далеко не все) слышат, а махровые классики-академики… им задержка в 1/64 невидна…

          Так что оставил, хотя сам слышу конечно и привыкал к этому долго. Сначала сильно резало уши. Но что делать, технически не получалось. Не смогла…

          Позже прочитал в специализированной литературе, что это явление обычное и с этим в студиях борются. Кто как, способов много, но все они базируются на той аппаратуре, которой у меня нет.

          Так мы плавно подошли к описанию проблем создания композиции №6.

          Но прежде было другое.

          В процессе работы над альбомом я успел дать большое количество концертов, большая часть их была очень тяжела для меня, но интересна в процессе, переехать в другой город, как-то восстановить студию, приобрести «синтезатор мечты», крайне невыгодно купить автомобиль для перевоза оборудования на концерты, попасть в аварию, разбить автомобиль, свой и чужой, попасть в такие долги, сколько музыкой никогда не зарабатывал и в конечном плане оказался на краю всего, когда не понятно было, как вообще быть и что делать… Задолжал одним, взял у других, с этими деньгами автослесарь обещавший машину пострадавшего кавказца починить подешевле с деньгами пропал. Его искали всем вторым отделением милиции Подольска, а когда наши узнали, что денег уже нет, а сам он отравился с горя, правда к счастью, откачали и заставили ремонтировать, а он продолжал упираться…

          Это была та еще история. Заварилась она через несколько дней после концерта «Эволюция» от которого мы все были страшно вымотаны, а заработали (сами себе выделили из своей же кассы, потому, что на самом деле не заработали ничего, но что бы не совсем тоскливо было) по 500 рублей на нос.

          Если кто помнит, то за «Эволюцией» следом, ровно через месяц у нас шла «Музыка Звезд -IV» за аренду зала для которой я еще до аварии заплатил из самого неприкосновенного запаса 200 долларов.

          Концерт оказался на грани провала и по деньгам в конечном итоге мы пролетели со страшным треском.

          Никто не занимался, да и не мог заниматься в этой ситуации рекламой и подготовкой концерта. Музыканты честно отдыхали после «Эволюции», я бегал между потерпевшим, автосервисом, милицией, потерпевший, замучившись ждать уже начал угрожать, что соберет всех своих… Я пытался что-то заработать на музыке подался в рестораны, но не пошло… ничего не заработал, только время потерял и … а, ладно…Когда звонил Олег Артеменко и спрашивал, когда же мы начнем заниматься грядущим концертом, я его мягко выражаясь динамил, а что я еще мог.

          Скажу, что именно этот случай и сломал весь начавшийся было подъем Климковского и группы.

          В этих чудовищных условиях я сидел по ночам дописывал этот альбом уже предполагая, что это будет последний мой альбом и с одним из синтезаторов точно придется расстаться…

          Но к самому концерту, за несколько дней все как-то начало разрешаться и мы даже собрались на пару репетиций и отыграли концерт. Как отыграли? А почитайте отзывы. Они есть в форуме. Их не я и не мои подсадные утки написали…

          Я даже успел закончить ко дню концерта альбом и гордо выставил на столик продаж…

          Это как-то помогло не помереть с голоду во все последующие дни за условно-успешным концертом, пока бывшая участница форума Вера не заплатила за проданное в «Пути к себе».

          Для чего я все это?… Ах да…

          Все это не могло не сказаться на создаваемом в это время альбоме. Все это он впитал в себя. Почти в каждой ноте это есть, и я каждый раз при прослушивании слышу…

          Там все, что случилось со мной за год и даже больше. Мои надежды, разочарования, упрямость и отчаяние… а в конце концов – «уходящая боль»

sad & soli music

Ваш Андрей Климковский
композитор
для сайта www.KLEM.ru
13 ноября 2004 года



позвонить нам :   +7 (495) 772 50 57 | +7 (926) 719 19 00     подписаться на обновления     записаться добровольцем     вопросы


 © 2011 | NEANE Records